Приговоренные к расстрелу

lop-Если приговоренный к смертной казни изъявляет желание встретиться со священником, то администрация учреждения не препятствует общению. Но от этих людей, к сожалению, подобные просьбы поступают нечасто, — рассказывает о. Георгий. — В их камерах, как правило, есть Священное писание, и, по свидетельству конвоя, осужденные его читают. По церковным канонам за грех убийства в течение 7 лет мы не можем причащать таких заключенных, но исповедоваться они могут. Но это делают далеко не все.

— Вы, как священники, зная, что скоро эти люди будут убиты, как это переживаете?

— Мы исходим из позиций Церкви, выступающей против смертной казни: не мы давали жизнь, не людям ее и отнимать. Однако я приведу один  пример. Приняв крещение, князь Владимир в христианском порыве стал освобождать на Пасху всех заключенных, в том числе совершивших очень тяжкие провинности. На это правящий архиерей сказал ему, что нужно помнить: кесарю кесарево, а Богу Божье, мол, ты, князь, поставлен вершить суд земной, а мы — призывать к покаянию.

Тюремные священнослужители не должны уподобляться ни преступнику-убийце, ни обществу, отвергающему его, мы должны молиться о его душе и призывать к покаянию. Это главное. Можно отнять физическую жизнь, но духовную — нельзя. Если человек покаялся, у нас появляется надежда, что даже после приведения приговора в исполнение что-то в его другой – вечной — жизни изменится и эта павшая душа познает милость Создателя. В этом смысл нашего служения в таких местах.

— И удается ли кого-нибудь из них привести к покаянию?

— Некоторые осознают, что совершили, но большинство находят оправдание проступку: тяжелое детство, стечение обстоятельств, случайность, и не пытаются найти первопричину – отсутствие страха Божия.  Страх – это не боязнь карающей молнии с неба, а внутренний стыд согрешить против Бога и его созданий — людей. Это мы пытаемся донести до наших подопечных.

«Пожизненники»

— Легко ли работать с теми, кто приговорен к пожизненному заключению? Наверное, от безотрадного предопределенного существования они совсем «омертвляются»?

— Это не так. Все они хотят жить. И у них свои надежды. Многие, к примеру, надеются, что через определенный срок их могут перевести из камеры на улучшенные условия содержания в исправительные учреждения: в помещения казарменного типа, с более продолжительными прогулками…

Если говорить об их духовном перерождении, то мы считаем: что невозможно людям, возможно Богу. И даже такая падшая душа, пройдя через покаяние, может прийти к исцелению, а исцелившись, через молитвенный подвиг, возможно, сможет достичь и прощения. Известный монастырь Оптину пустынь создал отъявленный разбойник Оптя, в иночестве Макарий. Благодаря его покаянию и духовным трудам сегодня это святое место. Поэтому мы и работаем с этими людьми, и даже если один из них повернется к Богу, значит, наши усилия не напрасны. К кому-то для этого нам нужно приходить и 5, и 10 лет. Сначала, как правило, эти люди заказывают юридическую литературу, книги по психологии, а уж затем Библию. Совсем недавно я получил письмо от одного осужденного на пожизненный срок с просьбой прислать Священное писание и несколько книг богословского характера. Я лично вручил Библию ему в камере. Позже он написал мне, что был растроган этим до слез, потому что не ожидал такого внимания: все, в том числе и родные, от него давно отвернулись.

Тюрьма как келья

— Удалось ли вам за время работы встретить такого «разбойника Оптю», который бы из убийцы стал праведником?

— В моей практике, к сожалению, пока такого не было. Хотя в Беларуси есть примеры. В кафедральном соборе в Минске несет послушание брат Герман, который в прошлом был известным вором и криминальным авторитетом по кличке Цыпа. Через жизненные испытания и клиническую смерть он пришел к вере, практически на смертном одре принял монашеский постриг, но Господь оставил ему жизнь, которая сопровождается большими немощами и воспринимается Германом как подарок для более глубокого покаяния. В криминальном мире эта трансформация вызвала большой резонанс, потому что Цыпа был очень богатым человеком, но отказался от всего. Про него снят фильм «Отец Герман», в котором он рассказывает, что в момент клинической смерти увидел тех, кто пришел за его душой. Зрелище было настолько ужасным, что полностью перевернуло его сознание. В России снят похожий документальный фильм «Разбойник» про заключенного-убийцу, больного раком, который раскаялся и перед самой смертью решил принять постриг. У него росла огромная опухоль на плече, вызывавшая сильные боли. Но этот человек говорит в кадре, что ни за какие сокровища в мире не расстался бы с этой болезнью и болью, потому что лучше здесь принять мучения, чем там.

В беседах с пожизненно осужденными мы иногда проводим параллель с монашеством, отшельниками, которые добровольно закрывались в пещерах, кельях, чтобы молиться за всех людей и духовно расти. Мы говорим им: представьте, что вы – те же, хоть и принудительные, затворники. Возможно, Господь попустил совершить тяжкий проступок, чтобы здесь в лишениях вы смогли научиться молитве и покаянию, усмирению плоти и осознанию своей низости, что в конечном итоге приведёт к истинному осознанию силы духа. А этому предшествует искренняя горячая и слезная молитва о своих жертвах, о судьях, о всех людях. Вот такой непростой путь.

ПРОЦЕДУРА

Как рассказал о. Георгий, для молитвы и встреч со священником для осужденных на пожизненное заключение существуют молельные комнаты. Там они могут находиться только в наручниках и в огороженном специальной решеткой месте, ограничивающем доступ к священнику, поскольку сотрудники Департамента исполнения наказаний отвечают за жизнь последних. Иногда опытные тюремные священнослужители добиваются беседы с заключенными в камере.

Исповедь также проходит через решетку, руки заключенных при этом остаются в наручниках. Во время исповеди у осужденных бывают истерики, рыдания. «Для нас главное — почувствовать тот момент, когда нужно протянуть руку помощи этому человеку, чтобы он не озлобился на общество, а пришел к истинному пониманию того, что совершил, искренне попросил прощения у Бога, искренне стал молиться за тех, кто от него пострадал», — говорит о. Георгий.

Тюремный священнослужитель — не постоянный сотрудник исправительных учреждений и посещает заключенных по мере возможности. Для организации встречи осужденный должен подать специальное прошение на имя заместителя воспитательной части учреждения.

ИЗ ИСТОРИИ

Известным тюремным служителем был архимандрит Спиридон (Кисляков). Он начал свое служение в 1903 году и через него прошло более 25 тысяч осужденных. За уникальные душевные и проповеднические качества Спиридон быстро заслужил огромную любовь и уважение заключенных. Вот что он писал в своих воспоминаниях «Из виденного и пережитого»: «Как только я сблизился с арестантами, так сразу понял, что для этого элемента с моей стороны должна быть исключительная любовь к ним. Эта любовь должна быть искренняя и деятельная. Без нее лучше и не знакомиться с этим миром. Мир этот слишком обижен судьбой, слишком озлоблен на все и на всех, и чтобы его вызвать из этого состояния, необходимо священнику стать и стать твёрдо, обеими ногами, на почву деятельной любви к ним»

Информация заимствована с сайта: www.aif.by