Интервью с начальником Департамента исполнения наказаний МВД полковником милиции Сергеем Дорошко

Автор: , 31 Авг 2015

Завтра уголовно-исполнительная система Беларуси отметит знаменательную дату — 95 лет со дня образования. Накануне юбилея корреспондент «НС» встретился с начальником Департамента исполнения наказаний МВД полковником милиции Сергеем ДОРОШКО и побеседовал о настоящем и будущем возглавляемой им службы.

— Сергей Иванович, каких наиболее значимых результатов, по вашему мнению, добилась отечественная пенитенциарная система к столь впечатляющей дате?

— Точкой отсчета в истории функционирования уголовно-исполнительной системы Беларуси считается 22 августа — именно в этот день в 1920 году при Наркомате юстиции был образован карательный отдел, в ведении которого находилось тогда 15 исправительных домов (бывших тюрем) и три арестных.

За прошедшие годы, безусловно, наши предшественники приложили немало усилий для того, чтобы отечественная пенитенциарная система состоялась как таковая и могла по праву гордиться своими традициями и достижениями.

Естественно, мы также стараемся не останавливаться на достигнутом, а поступательно двигаться вперед. Сейчас, скажем, очень плодотворно работаем над концепцией развития уголовно-исполнительной системы в следующей пятилетке. Она будет предусматривать решение множества важных задач: совершенствование форм и методов работы с осужденными, развитие производственной базы, создание современной, отвечающей мировым стандартам инфраструктуры в местах лишения свободы, снижение уровня рецидивной преступности и т. д. Одним из первых практических шагов в этом направлении, в частности, можно считать принятое на днях постановление Совета Министров, которое прямо обязывает местные органы власти трудоустраивать лиц, находящихся в исправительных учреждениях открытого типа и ЛТП.

Помимо перспективных проектов, не меньше внимания уделяем реализации текущих производственных планов и необходимым структурным преобразованиям.

Например, в соответствии с Государственной инвестиционной программой на 2015 год реконструируем и строим 14 объектов в восьми учреждениях, подчиненных ДИН. Выполняя Указы Президента, ликвидировали воспитательную и две исправительные колонии, на базе которых в настоящее время созданы три лечебно-трудовых профилактория. Кроме того, провели реорганизацию исправительных учреждений открытого типа, в результате которой их количество сократилось с 54 до 29.

Словом, предстоящий юбилей для нас — отнюдь не повод почивать на лаврах, а скорее стимул к дальнейшему самосовершенствованию.

— А как вы охарактеризуете оперативную обстановку в учреждениях УИС?

— С уверенностью могу констатировать, что ситуация стабильная и контролируемая. Конечно, в некоторых колониях еще есть осужденные с так называемыми устойчивыми криминальными наклонностями, которые стремятся препятствовать нормальному функционированию исправительных учреждений — допустим, пытаются наладить доставку с воли запрещенных предметов, пропагандировать сомнительные преступные «постулаты». Но, поверьте, подобные «вольности» наши сотрудники пресекают молниеносно и очень адекватно с точки зрения закона.

— Можно ли утверждать, что проблема переполненности исправительных учреждений и СИЗО окончательно решена?

— Для ответа на этот вопрос достаточно обратиться к статистике. Количество осужденных, находящихся сейчас в местах лишения свободы, по сравнению с 1998 годом, когда было зафиксировано максимальное наполнение колоний и следственных изоляторов, сократилось практически в два раза — с 61 до 31 тысячи человек. Или, предположим, если еще несколько лет назад в арестных домах содержалось около полутора тысяч человек, то в настоящий момент — всего 620.

Эта положительная тенденция — следствие как повышения эффективности работы право-охранительных органов по профилактике преступности, так и процесса гуманизации уголовного законодательства страны.

Сегодня лимит на количество людей, отбывающих наказание в исправучреждениях, соблюдается.

— Вероятно, одной из целей нынешней амнистии тоже была как раз своеобразная «разгрузка» мест заключения?

— Ошибаетесь. Амнистия никогда не являлась способом регулирования численности людей в местах лишения свободы. С момента обретения Беларусью независимости мы провели уже 14 амнистий. И всякий раз они являлись актом гуманизма со стороны государства — в том числе и нынешняя, инициированная лично Президентом и приуроченная к 70-летию Победы в Великой Отечественной войне.

Подобные мероприятия проводят многие государства, чтобы лишний раз подчеркнуть гуманность собственной уголовно-исполнительной политики по отношению к своим оступившимся гражданам и дать им надежду на возвращение к нормальной жизни после освобождения — создание семьи, получение профессии, устройство на работу.

При этом, несмотря на досужие рассуждения некоторых обывателей, применение амнистий, как показывает практика, никогда не оказывало негативного влияния на состояние правопорядка в стране.

Судите сами: в этом году под действие амнистии подпадало 7967 осужденных, отбывающих наказание в местах лишения свободы. В настоящий момент вопрос о применении соответствующего закона рассмотрен в отношении 6269 осужденных. 1477 из них освобождены от дальнейшего отбывания наказания, 1624-м срок наказания сокращен частично на один год, а 3296 осужденным отказано в применении закона — в связи с наличием иска или как злостно нарушающим порядок отбывания наказания.

То есть на свободу вышла незначительная часть осужденных, которые не могут создать дополнительную напряженность в обществе.

Кроме того, не стоит забывать не только о социальном факторе, но и об экономической целесообразности амнистии. Она позволяет сократить государственные расходы на содержание осужденных, увеличить размер отчислений на погашение ущерба, причиненного преступлениями, и т. д.

— Удается ли производственным предприятиям исправительных учреждений оставаться конкурентоспособными и рентабельными в нынешних непростых экономических условиях? Актуальны ли для них вопросы модернизации оборудования, диверсификации рынков сбыта?

— В первом полугодии объем производства на наших предприятиях несколько упал — в основном из-за снижения выпуска комплектующих изделий, предназначенных для заводов, с которыми мы работаем по кооперации. Но даже несмотря на это, все предприятия УИС не только не допустили убытков, но и получили чистую прибыль в размере 30 млрд рублей.

Чтобы и впредь оставаться на плаву в экономике, планомерно работаем над расширением как собственного производства, так и кооперационных связей. Только в этом году уже освоили 334 новых вида изделий, узлов и комплектующих для предприятий республики, а также собственной продукции на общую сумму 28,8 млрд рублей. Среди них — трансформаторные катушки для ОАО «МЭТЗ имени Козлова», комплектующие для зерноуборочной техники, корпусная мебель, кровати, стулья, швейные изделия и обувь для силовых структур, сухие пайки для осужденных, металлоконструкции для строительства производственного цеха филиала «Доманово», сэндвич-панели, кованые изделия, качели и многое другое. В процессе освоения — еще более 200 наименований новых видов продукции.

Для расширения рынков сбыта и налаживания взаимовыгодного сотрудничества с российскими коллегами представители ДИН в июне выезжали в служебную командировку в Брянск, где ознакомились с технологическими процессами на ведущих промышленных предприятиях и предприятиях Федеральной службы исполнения наказаний России.

Также в первом полугодии мы реализовали 85 мероприятий, предусмотренных планом модернизации предприятий УИС. В результате на техническое перевооружение и модернизацию парка технологического оборудования и автотранспортных средств было направлено около 11 млрд рублей.

Вообще, сегодня мы можем практически любой строительный проект обеспечить своей продукцией — начиная с бордюрного камня и заканчивая окнами и трубами. А потом еще и обставить возведенные помещения нашей мебелью.
Ну а самым важным результатом усилий, направленных на укрепление промышленного потенциала наших учреждений, должна стать достойная оплата труда работающих там осужденных. Чтобы заработанные деньги позволяли им возмещать затраты на собственное содержание, погашать иски и даже делать определенные накопления, которые помогли бы на первых этапах адаптации к жизни после освобождения. А то, что это вполне возможно и отнюдь не напоминает фантастику, подтверждает хотя бы такой показательный пример: в исправительном учреждении открытого типа в Гезгалах один осужденный на стройке заработал за месяц около 14 млн (!) рублей. Как говорится, была бы мечта, а «инструментом» для ее воплощения в реальность мы обеспечим…

— Удовлетворены ли вы как руководитель уровнем профессионализма действующих сотрудников и качеством подготовки их будущих коллег на профильном факультете Академии МВД? И что, в свою очередь, предпринимает руководство ДИН для повышения социальной защищенности сотрудников и престижа службы?

— Не буду лукавить, люди до сих пор неоднозначно относятся к сотрудникам уголовно-исполнительной системы. Наверное, память о пресловутом ГУЛАГе формирует в общественном сознании предвзятое мнение о том, что в нашей системе чуть ли не все поголовно алчные злодеи, бесстрастно и беспрерывно терзающие невинных жертв. Конечно, обидно за своих коллег. Потому что практически каждого из них могу охарактеризовать как честного, самоотверженного, преданного службе и почитающего закон человека. Точно так же высоко оцениваю и профессиональный потенциал подавляющего большинства своих подчиненных. Именно поэтому руководство департамента старается делать всё возможное для максимальной социальной защищенности сотрудников — неважно, офицеров, прапорщиков или контрактников. В первую очередь это касается, конечно, самого насущного вопроса — обеспечения жильем.

За относительно небольшой промежуток времени только для сотрудников Минского гарнизона построено два жилых многоквартирных дома, в перспективе возведение еще одного — в Боровой. А в июле был сдан дом в Жодино, новоселами в котором стали семьи сотрудников тюрьмы № 8. Уверен, что в ближайшие годы жилищную проблему мы решим окончательно и в полном объеме.

Еще одним немаловажным аспектом, стимулирующим к безупречной службе, является практика поощрения наиболее отличившихся сотрудников. В последние пять лет более 400 наших коллег за свой нелегкий, небезопасный и кропотливый труд были отмечены высокими государственными наградами.

Что касается будущих сотрудников уголовно-исполни-тельной системы, мне бы очень хотелось, чтобы на 90 процентов офицерский состав у нас комплектовался именно выпускниками Академии МВД. Потому что сегодня ДИН как заказчик не может предъявить абсолютно никаких претензий к качеству обучения курсантов на уголовно-исполнительном факультете.

С момента его создания в ведомственном вузе подготовлено уже более 1200 молодых офицеров с высшим юридическим образованием.

В этом году по поручению Главы государства Академией МВД совместно с департаментом осуществлен комплекс мероприятий по совершенствованию организации учебного процесса и приведению его в соответствие с практическими потребностями системы исполнения наказаний. Например, переоборудованы учебные полигоны, актуализированы используемые на них наглядные пособия и дидактические материалы, разработаны и внедрены в образовательный процесс новые учебные программы. Так что и впредь наша система будет пополняться исключительно высококвалифицированными кадрами.

— Департамент исполнения наказаний активно развивает взаимодействие с коллегами из других стран. Расскажите, пожалуйста, о самых важных проектах последнего времени в сфере международного сотрудничества.

— Действительно, мы придаем важное значение расширению географии международных контактов с пенитенциарными службами других стран — прежде всего государств СНГ. Такой подход позволяет не только обмениваться опытом, но и налаживать полезные деловые связи.

Особенно тесное сотрудничество сложилось с Федеральной службой исполнения наказаний России. Наши сотрудники уже побывали с ознакомительными визитами в учреждениях уголовно-исполнительной системы Самарской, Брянской и ряда других областей.

По результатам командировки в Брянск, в частности, вскоре планируется подписание трехстороннего соглашения о развитии сотрудничества между ФСИН России, ДИН МВД Беларуси и правительством Брянской области. Кроме того, достигнута договоренность об обучении представителей Беларуси в Брянском филиале Российской академии народного хозяйства и государственной службы по программе повышения квалификации «Управление государственными и муниципальными закупками».

В свою очередь, российские коллеги в январе и июне этого года побывали у нас с ответными визитами и ознакомились с организацией работы предприятий УИС Беларуси.

Наши сотрудники для изучения опыта функционирования пенитенциарных учреждений выезжали также в Европу — Северную Ирландию и Германию. Естественно, утверждая любые маршруты командировок, я настраиваю подчиненных на то, чтобы эти поездки ни в коей мере не напоминали «служебный туризм», а приносили практическую пользу нашему делу в частности и государству в целом.

— Сергей Иванович, от общих вопросов хотелось бы перейти к частным, но не менее важным. Первый из них: можно ли ожидать, что инициатива о переформатировании единственной в Беларуси детской колонии в воспитательный центр вскоре действительно будет воплощена в жизнь?

— Следует отметить, что наше государство целенаправленно движется по пути замены наказания в отношении несовершеннолетних преступников воспитательными мерами. Если в 1998 году в стране действовали три воспитательные колонии, в которых содержалось 1900 человек, то сегодня осталась всего одна колония, где из 187 осужденных 88 человек являются несовершеннолетними, а 99 — оставлены в ВК до достижения 21-летнего возраста. Это сделано для того, чтобы осужденные могли завершить образование, а также с целью снижения криминального влияния обитателей взрослых колоний на молодежь.

Мы изучали вопрос преобразования воспитательной колонии в воспитательный центр на примере эксперимента, проводимого в российском учреждении в Можайске.

Безусловно, идея постепенной адаптации осужденных к жизни на свободе, когда в зависимости от поведения подростка, его отношения к учебе и труду он на каждом новом этапе получает всё большую свободу, заслуживает внимания.

Думаю, когда-нибудь эту идею реализуем и мы. Но здесь нужно понимать, что переформатирование колонии в воспитательный центр — это не просто замена одной вывески на другую.

Предварительно потребуется выстроить своеобразную логическую цепочку, каждое звено которой будет решать важные задачи — и собственно реабилитационный центр, и психологическая служба, и различные государственные институты, и общественные объединения.

Далее предстоит внести соответствующие изменения в действующее уголовно-испол-нительное законодательство. Ну и, наконец, такая реформа неизбежно предполагает значительные финансовые затраты на создание материальной базы.

Надеяться в данном случае на государственный бюджет я считаю неправильным. Пенитенциарная система, обладая достаточно мощной производственной базой, должна самостоятельно заработать деньги и из собственной прибыли построить такой центр.

— А лечебно-трудовые профилактории тоже ожидает реформирование?

— Мы считаем, что действующая сегодня система ЛТП оптимальна. Единственное, что стоит «подправить» — научить эти учреждения самостоятельно зарабатывать деньги, чтобы они не были дотационными и не создавали дополнительного давления на бюджет. Для этого в ЛТП нужно создавать эффективную систему профессионального обучения, развивать производственную базу и организовывать рабочие места.

Одновременно, естественно, необходимо совершенствовать формы и методы социальной реабилитации находящихся там граждан.

Сейчас по поручению Главы государства МВД наряду с другими государственными органами активно участвует в разработке проекта концепции социальной реабилитации лиц, страдающих алкоголизмом, наркоманией и токсикоманией с обязательным привлечением их к труду.

В рамках работы над этой концепцией рассматривается вопрос о создании на базе ЛТП центров социальной реабилитации, определяются принципиально новые подходы по социальной реабилитации и ресоциализации зависимых лиц — в том числе с привлечением общественных и религиозных организаций.

Кстати, проблемы функционирования лечебно-трудовых профилакториев будут обсуждены в сентябре на заседании Межведомственного совета по предупреждению и профилактике пьянства, алкоголизма, наркомании и потребления табака при Совете Министров.

— Предполагаются ли в пенитенциарной системе нововведения, связанные, например, с модернизацией технических средств охраны?

— Сейчас мы начали очень активно обновлять парк инженерно-технических средств охраны в местах лишения свободы — соответствующие мероприятия планируем завершить к 2018 году.

Департамент прорабатывает вопрос применения систем электронного мониторинга местонахождения лиц, отбывающих наказание в виде ограничения свободы с направлением в ИУОТ. Изучаем предложения компаний-разработчиков этих систем, внесли предложения по дополнению Уголовно-исполнительного кодекса соответствующими положениями. Также будем анализировать различные способы финансирования подобного нововведения. Вполне возможно, что использовать его смогут те осужденные, которые сами заработают на так называемый электронный браслет.

Планомерно ведем замену морально и физически устаревших средств охраны периметра учреждений на современную интегрированную систему безопасности «ИСО-777», которая сочетает в себе эффективные технические средства охраны, систему контроля и управления доступом, средства видеонаблюдения. Она отличается высокой надежностью и возможностью адаптации к условиям конкретного учреждения.

Сейчас ведутся строитель-но-монтажные работы по оборудованию тюрьмы № 4 и тюрьмы № 8 интегрированными системами безопасности «ИСО-777». Завершены работы по монтажу интегрированного комплекса надзора «ИКН-777» в исправительной колонии № 13.

В перспективе предполагается модернизировать технические средства охраны и надзора в СИЗО и воспитательной колонии.

Все эти мероприятия с одной стороны повысят безопасность служебной деятельности наших сотрудников, а с другой — позволят более эффективно контролировать обстановку в помещениях исправ-учреждений и следственных изоляторов. Чтобы оперативно предотвращать возможные конфликты среди осужденных, попытки членовредительства или суицида и т. д. Кроме того, техническое перевооружение поможет оптимизировать численность личного состава, участвующего в надзоре и охране.

— Сергей Иванович, пользуясь случаем, не могу не задать вопрос, касающийся известного столичного СИЗО № 1, которому в июне исполнилось уже 190 лет. Некоторое время назад ходили слухи, что следственный изолятор вскоре поменяет прописку, а из Пищаловского замка сделают то ли музей, то ли гостиницу. Чего же ожидать в действительности?

— В промышленной зоне «Колядичи» мы строим новый следственный изолятор и республиканскую общесоматическую больницу для уголовно-исполнительной системы. Для нас этот объект является самой масштабной стройкой — общий объем инвестиций в проект составит около триллиона рублей.

Сейчас возводится больница, которая будет включать лечебный и инфекционный корпуса, котельную, административное здание и охранные сооружения. Введение в эксплуатацию больницы запланировано на 2018 год, а комплекса в целом — на 2020 год.

После этого здания и сооружения СИЗО № 1, включая знаменитый Пищаловский замок, будут переданы на баланс Мингорисполкома, которому и предстоит определить их дальнейшую судьбу.

— В завершение беседы — традиционный вопрос: что вы пожелаете сотрудникам ДИН и ветеранам службы в канун юбилея?

— В первую очередь, конечно, хочу пожелать всем своим коллегам здоровья, счастья и благополучия. А еще — терпения и выдержки их семьям. Поверьте, для любого нашего сотрудника надежный тыл — одно из важнейших условий отличной службы. Убежден, что успешный карьерный рост любого офицера во многом зависит от его семьи и царящей там атмосферы любви и взаимопонимания.

Конечно, 95 лет, которые празднует наша служба, — солидный и благородный возраст. Но всё равно оцениваю его лишь как трамплин для грядущих достижений и побед.

Беседовал Сергей КОЖУХ, газета «На страже».

About the author

Комментарии

Обсуждение закрыто.